Знакомство с библиотекой цели зад

Шацкий С. Т. Педагогические сочинения. Т. 2. — — Электронная библиотека ГНПБУ

знакомство с библиотекой цели зад

Цель урока: формирование ответственного отношения наших Новизна программы заключается в знакомстве с экологическими В мире животных ( игра зад.7). 1. +. 12 Подборка стихов о природе (работа в шк.библиотеке). 1. Цели и задачи мероприятия: 1. Знакомство читателей с датой 2 апреля – Международным днем детской книги. Приглашение в библиотеку за. Основной целью курса является приобретение знаний, умений и навыков, знакомство с функционалом САПР ТП ВЕРТИКАЛЬ, справочниками и технологического процесса, на основе типовых решений (библиотека.

Она придумала своего, школьника, снабдила его теми свойствами, которыми он не всегда обладает, и поставила его в совершенно неподходящие условия для деятельности. Наша народная, средняя и высшая школа имели в своей организации довольно много спорного, хотя и принятого ко всеобщему призна- нию.

Спорны и теперешние организационные пути ре- формы. Итак, мы имеем определенные идеи и ряд практических учреждений, в которых эти идеи более или менее осуществляются. Чтобы из них можно было бы построить идею разумной школы — назовем ее тру- довой, творческой, школой жизни, новой школой, школой игры, школой-общиной, школой радости Данияшколой детства, свободной школой, школой будущего, домом свободного ребенка Россиясоциальной школой и даже социалистической я назвал бы ее попросту разумной школой— она должна самым тщательным образом опереться на ребенка.

Если думать о педагогическом движении в этой области, то оно должно пойти под лозунгом: Человек, не понимающий этого, не может быть педа- гогом-воспитателем. Не может он быть и педагогом- учителем.

Но как быть со школой, где мы должны учить детей, которую мы не можем оставить,— оставить детей без того, чтобы они знали все, что нужно знать элементарно образованному человеку? Ведь это наш долг. Где найти время для всех этих хороших вещей? Ведь должен же существовать хоть какой-нибудь мини- мум знаний, по которому можно было бы судить о сте- 28 пени образования. Мы должны всем детям дать этот минимум. Если мы хоть его не дадим, то наша вся шко- ла ни к чему Здесь мы подходим ко второй ложной идее, которая стоит на пути к школьной рефор- ме.

И я не знаю, что больше нанесло вреда детям, а сле- довательно, и обществу — вера ли его в необходимость создавать детей по своему образу и подобию, или вера в законченность круга знаний. И то и другое враждебно движению людей вперед, содействует застою жизни и разума. Мы все убеждены, что из целого ряда наук можно выбрать специально школьные науки: Отсюда такая вера в результат чужих усилий и отказ от своих собственных.

А ведь наука, как и жизнь, течет, ошибается, разви- вается. В ней есть свои эпохи расцвета и упадка, есть свои революции и реакции. Нам нет до этого дела — и живому, растущему и мыслящему существу мы суем программу, устрашаем его экзаменом и маним дипло- мом, чтобы получить еще одного члена нашего общества, члена, деятельно его поддерживающего.

Целая цепь заблуждений и суеверий! С ними надо покончить и дать в школе возможность 29 учиться тому, как добывать знания, упражнять учеников на процессах их работы, а не знакомить исключительно с сомнительными результатами чужой. Зачем содейство- вать отказу человека от самого себя?

Он и без того де- лает это довольно охотно. Кроме того, совершенно неизвестно, почему приготов- ленное к экзамену и скоро исчезающее из памяти знание известного количества грамматических правил, несколь- ких десятков исторических дат, перечисление городов, рек, гор и островов на земном шаре, выученные доказа- тельства ряда теорем и умение искать в таблицах лога- рифмов служит доказательством пригодности юноши для занятий наукой в университете?

Человека не видно за этими формулами, не видно ни ума, ни развития. Все, чему нужно учить в школе, — это учить работать. С этой точки зрения понятие о разумной школе мо- жет быть таково: Таким обра- зом, создается возможность живой и важной умствен- ной деятельности, развиваются и упражняются природ- ные силы. Так школа вернет себе другую половину смысла, который ей был придан в древности: Идея учения заполнила ее значительно после, в средние века.

Репринцева Е. А. Педагогика игры: теория, история, практика. — — Электронная библиотека ГНПБУ

Я полагаю ясным, что вера в законченность знания у нас выливается в программах, экзаменах и дипломах. Об этом мы так много говорили и над этим так много работаем в наших совещаниях и съездах, что мне гово- рить не приходится. Я не отрицаю программы. Но признаю только про- грамму действия, в особенности самого учителя, а не про- грамму— каталог сведений, очень отрывочных, не свя- занных и устарелых, которыми, по странному недоразу- мению, должен обладать тот или другой возраст.

Конкретная картина трудовой школы. Попробую на основании предыдущих соображений дать более или менее конкретную картину работы трудовой школы. Для большей ясности я постараюсь представить вам близкую мне деятельность детской трудовой колонии, 30 в которой я работаю, и выяснить тот момент, когда она может стать школой. Колонию я беру потому, что эле- менты физического труда такого неясного в обычной школьной обстановке в ней представлены довольно серьезно.

Такую же серьезную роль играют там игра, искусство и социальная жизнь детей. Она есть общество детей и взрослых сотрудников. Пока она работает толь- ко летний период, с мая по октябрь, так что захватывает большую часть работ на земле. Главными работами яв- ляются огородные, затем сенокос, кухня, хлебопечение, стирка белья, земляные. Работы разделяются на общественные, в которых участвуют все свободные колонисты, и дежурства по от- дельным отраслям хозяйства — кухня, стирка и скотный двор.

Всего жило в колонии до 60 детей — от 8 лет до 16, мальчики и девочки. Работают в общем 5 часов в день. Свободное время распределяется по желанию детей. В жизни и в занятиях есть разделение на воз- растные группы, их три: Все дела колонии решаются общим собранием, на котором все — и дети, и руководители — имеют одинако- вое право решающего голоса.

Председатель выборный — обыкновенно из средних мальчиков и девочек. Есть се- кретарь, записывающий все постановления колонии. Законодательные и исполнительные функции смешаны в одном общем органе — собрании. Колония имеет ряд должностных лиц: Для совещания она приглашает сотрудника, не состоящего членом комиссии.

Все группы имеют свои организации и свои собрания и постановления. В колонии живут дети московских рабочих. Внутренний строй характеризуется отсутствием на- казаний. Колонист, вредящий жизни колонии, по поста- новлению общего собрания, получает последовательно предупреждение и три замечания одно за другим.

Полу- чивший три замечания должен на время уехать в Москву, что не лишает его права возвращения. За последние годы таких случаев не. Колония существует 8 лет. В ней есть группа детей, которая живет из года в год; она служит основным ядром колонии, направляющим ее жизнь.

Характерно для ко- лонии, что выборные должности замещаются по личному желанию и никаких прав и преимуществ не имеют, а только те или другие обязанности.

Следует отметить значительную простоту отношений, пользование услугами друг друга, привычку действовать совместно. Мальчики выполняют те же работы, как и де- вочки. Совместное воспитание не вызывает никаких опа- сений. Постепенно сживаясь с колонией, дети привыкают считать все ее имущество общим. Будущее колонии рисуется в виде фермы-коммуны, живущей на свои сред- ства самостоятельно и производящей известную культур- ную работу среди соседей.

Есть и переходная группа подростков, пробующая свои силы на самостоятельном ведении маленького хозяйства, оплачивая работой своей колонии свое содержание. Эта группа имеет название коммунистов. Кроме труда, в жизни колонии играют огромное место музыка и игра. Часто происходят вечерние собрания всей колонии, когда дети поют, слушают музыку рояль и танцуют.

По временам для себя устраивается театр, где играются пьесы собственного сочинения в виде свобод- ной импровизации. Дети очень толковы, деловиты, про- сты и оживленны. Итак, в нашем распоряжении имеются четыре эле- мента детской жизни: Но это еще не школа. Чтобы превратиться в таковую, колония должна ввести органи- зованную умственную работу, черпая материал из того жизненного опыта, который находится в результате жиз- ни детей. Под влиянием этой умственной работы начи- нает облегчаться и совершенствоваться физический труд, является сознательность в различных приемах ра- 32 боты, понимание процессов ее, материалов и инструмен- тов.

Чтобы превратиться в полную школу, колония дол- жна бы иметь все главные виды физического труда, ко- торые всегда сопутствовали человеку в обработке наи- более ценных для него материалов. Сравнительно не такую большую роль пока могли бы играть технические усовершенствования — водопровод, насос, бензиновый мотор, который готов для нужд колонии, но со временем техника, при постоянном усложнении жизни, выдвигается жизнью довольно силь-. Всего этого еще нет, и поэтому наша детская комму- на— не школа.

Такая школа не готовит социалистов. Она дает по- знание самых важных жизненных процессов и их взаимо- отношение.

В области естествознания школа займется устройством всевозможных опытов с растениями, касаю- щихся удобрения и обработки почвы; не исключена воз- можность создания маленькой селекционной станции для отбора семян. Животный мир представлен богато в связи с близкой возможностью непосредственного на- блюдения над животными и насекомыми.

знакомство с библиотекой цели зад

Все добытые и проверенные на опыте знания регистрируются запися- ми и пополняются справками в школьной библиотеке. Работа в области языка займет очень большое место в жизни школы. Начало ее следует видеть в том ясном, чистом и свободном языке, над которым с величайшим вниманием должны работать руководители. Сначала дети хорошо говорят, а потом пишут и изучают правила речи.

Большое место отведется собственным произведениям школьников, из которых составится собрание собствен- ных сочинений. Художественная литература, русская и всемирная, сказки, сказания и эпические произведения служат главным содержанием детских занятий по языку. Особый отдел в школе отводится истории культуры и изобретениям.

Кроме того, это самое место служит вер- ной иллюстрацией постепенного завоевания природы силами человека, для чего в колонии оставляются нетро- нутые культурой участки, можно ввести целый ряд лю- бимых детских игр с водой на ручье, в пещере, в шалаше, ввести первобытные способы обработки, чтобы этим спо- собом процесс достижения человека был ярче изображен.

С течением времени в уме школьника создается более связная картина общей жизни природы — связь ее климатических, почвенных и биологических процессов, и он сам может быть уже деятельным участником жизни как регистратор и отчасти регулятор некоторых доступ- ных и понятных процессов. К этой области примыкает математика, входящая со своими исчислениями и соотношениями во все процессы. Так много придется измерять, сосчитывать, сравнивать и решать действительно важные задачи.

Школа не может быть мыслима без упражнений: Упражнение памяти, способности и наблюдения в четком письме, в быстром счете, в ритмических движениях дол- жны непременно иметь место в разумной школе, ибо дисциплина работы дается легкостью и ясностью дви- жений. Организует жизнь и делает ее бо- лее легкой — деловое самоуправление.

Украшает жизнь и питает эстетическое чувство — искусство. Повторяет и приспособляет к жизни, повторяет пройденные этапы человечества — игра, дающая такой бодрый тон общей жизни. Направляет общую жизнь и удовлетворяет дух исследования — работа ума. Соединение всех элементов усиливает социальные навыки. И скелетом этого орга- низма служит постоянное упражнение, появляющееся в должное время и не заслоняющее основной цели органи- зации детской жизни.

Трудовая школа в Европе и Америке. Инте- 34 ресно отметить, что первая школа этого типа, знамени- тая Бэдельская школа в Англии, является продуктом исключительно буржуазной мысли и предназначена для детей очень состоятельных классов.

знакомство с библиотекой цели зад

То же можно наблю- дать и во всех других школах. Характерна в этом смысле мысль гр. Морнера, основателя трудовой школы в Шве- ции: Для детей крестьян и рабочих он не считает нужным употреблять такие сильные средства. Собственно говоря, пожалуй, только американская мысль и американская практика школы Стэнли Холл и Дж. Дьюи дали наиболее близкий подход к тому типу, который как будто мы намечаем для нашей школьной реформы.

Изучение детской психики, попытки рацио- нального построения школы на биологических основа- ниях лучше всего разработана у Стэнли Холла. Тем не менее все известные факты, а особенно огромный толчок, который дал все- таки буржуазный Кершенштейнер движению в пользу трудовой школы в Германии, указывают на то, что в этом вопросе существуют, к счастью, большие разногласия и всякий практический подход чрезвычайно труден даже для наших, сравнительно более снабженных людьми и средствами, соседей.

Отмечаем для большинства школ подобного рода сравнительно малую разработку детского искусства, очень скромную форму социальной жизни большой авторитет старших, телесные наказания в Германии, Франции, Англии, Швеции, Швейцарии и.

Огромное количество времени отдается упражнениям. Физическое воспитание постав- лено везде очень хорошо. Что иностранные наши коллеги сознают трудность и отчасти смутность задачи, на это указывает факт большого распространения научных и практических опытных трудовых школ.

К их числу принадлежит и сравнительно молодая опытная школа Кершенштейнера в Мюнхене, которая, как и большин- ство остальных, должна по существу быть названа не трудовой, а иллюстративной школой. Отмечу чрез- вычайно любопытную и солидно обставленную опытную школу проф.

Рейна в Иене, который, следуя идеям Гер- барта, строит начальную ступень органической школы на развитии детской психики — первый год весь посвя- щен сказкам, второй — жизни Робинзона, третий — на- родным сказаниям, былинам и сагам, четвертый — Ни- белунгам.

Итак, полагаю, ясно, что весь мир стоит еще перед вратами рая и, быть может, только на пути к. Что же делать нам, хотя и охваченным революционным пы- лом, но все же сознающим, что огнем можно только обжечь кирпич, а для постройки нужен и цемент, и уме- лые рабочие руки, и, к сожалению, охлаждающая вода. Не бедны ли мы всеми этими строительными элемен- тами? Надо себе выяснить, что дело идет не о частной реформе, а о большом перевороте в области педагогической работы.

Самым трудным в истории человечества было воплощение революционных идей в жизни с надеждой на известную их устойчивость. Так было и с педагогикой. Идеи новой школы очень ста- ры. Они прошли сквозь ряд веков, неоднократно приме- рялись обществом и откладывались в сторону, несмотря на очень добросовестное желание последовать.

Оче- видно, не хватало многого для проведения. Силы общества не были еще готовы. Поэтому оставалось лишь говорить, убеждать и негодовать, но все это не значило действовать и осуществлять. Многие хорошие идеи странно потускнели от приближения к реальной жизни.

Но из этого еще не следует, что нужно отказаться от них: Каждая новая попытка дает надежду, что преемникам передается более легкое наследство. Поэто- му не следует скрывать трудностей задачи. Как раз истинная педагогика, да и вся- кое свежее дело всегда живы лишь свободными уси- лиями и мыслями людей. Но пусть тяжко, пусть это помеха, все же можно и следует стать выше личных огорчений. Вторая трудность заключается в том привкусе моды, который сопряжен в наше время с мыслью о трудовой школе.

Это мешает осторожно и объективно отнестись к нежным росткам хорошей идеи. Третья трудность состоит в противоречии навыков привычного нам общественного строя, в особенности в области трудовой, с тем строем школы, который нам рисуется. Мне кажется, что особенно смущаться этим нечего.

Грузинские стереотипы, или Кем не может работать жена грузина

И кстати повторить, что с детьми гораздо легче создать тот строй отношений и дел, о котором мы мечтали, чем со взрослыми. И в будущем благоприятным признаком для всякого народа должна считаться разум- ная, свободная трудовая жизнь его детей. Четвертая трудность исходит из коренного нашего недостатка: Пятая трудность — наша общая неорганизованность, неумение коллективно работать, соединенная с малой осведомленностью и заинтересованностью широких слоев общества понимаемого в широком смысле в педагоги- ческих вопросах.

Это вина нашего бывшего и во многих бытовых чертах продолжающегося строя. Широкие круги работников в области педагогики и никогда не имели крыльев за спиной, не выросли они и. Последняя трудность — отсутствие руководителей, опытных и знающих людей, которые могли бы не только летать по всей России и, задыхаясь, начитывать про трудовую школу или писать план, распоряжения и про- граммы, а действительно организовать эту работу.

Мне думается, что нельзя закрывать глаза на препят- ствия, но необходимо их преодолевать, собирая все свое 37 мужество, готовясь к тяжелой, хотя и интереснейшей, работе, пожалуй, больше дающей самому учителю, чем ученику, по крайней мере на первых порах, и налаживать организованную коллективную работу.

Путь к трудовой школе. Оставляя в сто- роне личные качества исполнителей реформы — муже- ство, упорство и хладнокровие, считая это понятным по- желанием, ибо не испугом, в самом деле, проводятся в жизнь новые дела, начну с применения личных усилий каждого на пути к желанной школе.

Из всех элементов внешкольной работы наиболее последовательной, разносторонней и разработанной от- раслью следует считать так называемый детский сад, в основу которого положены могучие, к сожалению, мало распространенные идеи Фр. Фребеля, сохранившие свою свежесть и до сих пор.

Я рекомендую самое вниматель- ное изучение этой работы. Для правильного понимания идеи трудовой школы очень важно поработать в детском саду. Тогда продол- жение детского сада, как применение к школе уже усвоенных там основных педагогических идей, будет наиболее близким приближением к нашей задаче.

Это было бы самое лучшее и радикальное. Но для такого подхода надо бросить на время свою школьную работу. Интересно отметить, что на этот путь стала Мария Монтессори, очень известная по своим теории и прак- тике детского сада, создавшая новые методы работы и, к сожалению, давшая ряд хотя тонко разработанных, но все же приборов, без которых, по ее мнению, нельзя ступить и шагу в воспитании маленьких детей.

Затем я считал бы правильным ввести каждому в свою школу свободные занятия игрой, трудом, искусством, пожертвовав для этого частью своей программы и временем. Формы такой работы могут быть чрезвычайно разнообразны и, по всей вероятности, не требуют слишком больших затрат. Так учитель может постепенно развязать себе руки и глаза и вводить уже в школьную практику то, что у -него пойдет удачно. При этих условиях можно было работать в рамках существующей школы.

Но надо го- ловой проникнуть в новые идеи. И тогда противоречие между своими запросами и выяснившимися идеями даст толчок к изменениям в обычной работе. Руками должны руководить идеи, лично впитанные, переработанные и проверенные. Я не предполагаю единого метода, про- граммы и расписания. Я желал бы большей свободы дей- ствий для каждого учителя. Путем к трудовой школе, или этапом, на котором, вероятно, и придется остано- виться, я считаю введение иллюстративного метода пре- подавания— тот путь, на который вступила немецкая школа в очень широком масштабе под названием тру- довой школы.

Это дорога прославленного изобретателя самого термина трудовая школа д-ра Кершенштейнера. Метод состоит во введении легких работ из всевозмож- ного материала с целью закрепить более конкретным путем те знания, которые даются в школе. Это метод повторения и закрепления, на котором так настаивал еще Песталоцци.

Его метод был подхвачен школой главным образом немецкой и вылился в ряде словесных повторе- ний и усилений предметных уроков. Иллюстративный метод пользуется гораздо более разнообразными сред- ствами: К этому методу относится и делание пособий, карт, на- глядных таблиц, коллекций и приборов, хотя и топор- ных, но ясно представляющих идею усвояемого мате- риала.

Она дает большой простор упражнению в навыках хотя бы без должной систематичностифантазии, в развитии вкуса, в выборе материала и инструмента, а следова- тельно, в овладении и методом. Опасности метода заключаются в том, что при недо- 39 статочной продуманности детские работы часто впадают в простые развлечения, идущие не от них самих, а от учителя, и не удовлетворяют потребностям серьезного детского дела. К недостаткам иллюстративной школы надо отнести и то, что она до сих пор не затрагивала самого содержания школы, видя свое призвание в улуч- шении методов преподавания.

Во всяком случае это боль- шой шаг вперед, и при известной обработке материал ее мог бы служить хорошим подспорьем для коренной ре- формы школы. Еще длинный, но прямой путь стоит у меня перед глазами. Начало такой работы следовало бы видеть в обслуживании школы учи- телем и учениками, насколько это возможно по их силам: Дело могло бы быть начато чисто практическим путем.

Учитель, конеч- но, должен. Усвоивши практические навыки, учитель вводит выяснение причин применения тех или других приемов, дает картины воз- никновения и истории человеческого жилища, истории огня и украшения жилища. Затем следует та поэзия, которая свила свое гнездо в уютном жилище и вокруг огня. После идут опыты и наблюдения, связанные с ги- гиеной и теми процессами, которые имеют место при таком укладе жизни школы. Это, разумеется, часть того, что нужно, но она забивает большой клин в здание существующего и заставляет приспособлять программу к своему укладу и вводит живой дух человеческого общежития в школу, кусок жизни в.

Следующая ступень этого пути заключается во введе- нии работы школьной кухни, где должны работать дети. Я ввел бы лишь работу на кухне не только девочек, но р мальчиков все время я разумею совместное обучение40 и не специалиста, знающего кухонное дело, а весь учи- тельский персонал, который должен быть соответствую- щим образом увеличен.

знакомство с библиотекой цели зад

Практическое дело кухни, касаю- щееся одной из важнейших потребностей человека, дол- жно стать во главе тех навыков, которые должны быть присущи новой школе. Но оно не ограничивается прак- тикой. Это только первый шаг, который в дальнейшем ведет за собой устройство кухни-класса, где можно уже объяснить те многочисленные процессы, которые имеют место в. В этом понимании кухня — место, фильтр, сквозь который человек направил огромный поток при- родных процессов физических, химических и физиологи- ческих.

Богатство их и значение неоспоримы. От класса не так трудно перейти к организации школьного огорода как места добывающей промышлен- ности. Следующая ступень — кухня с лабораториями, ого- род с опытами по взращиванию растений, по обработке земли, чтобы дать возможность ориентировки в тех силах, которые непосредственно призваны человеком на помощь и усовершенствование его жизни.

Тема и самый ход метода и содержания школы бес- конечен. Мне больше нравится постепенное, но неуклонное за- воевание учителем и детьми права на свою жизнь,- пол- ную интереса и труда, чем мгновенно составленная программа, сухой скелет мечтаний и строгое предписа- ние во что бы то ни стало их осуществить.

Человеческие крылья слишком еще тонкий и нежный инструмент. Они легко подымают человека на страшную высоту, но никто и никогда не гарантировал его от их утраты. Из области лич- ных усилий школьного деятеля я перехожу к коллектив- ной и организационной его работе. Именно его, а не того или другого начальства.

Учитель и начальство — это звучит слишком большим анахронизмом и несоответ- ствием благородной работы и пошлого принуждения. Значение всякой реформы заключается в той организа- ции, которая избрана заинтересованными кругами. Идеи коллективизма в их практическом при- ложении должны захватить учительство. Учитель должен уметь коллективно работать. В школьном деле я не мыслю одиночных усилий. Учительство должно разбиться на большие и малые группы, взаимно помогающие друг другу.

Было бы очень хорошо, если бы учителя могли вести коллективную работу в каждой школе. Коллектив единомышленников, дружно осуществляющих общую работу, — непременное условие новой школы. Организо- ванность, согласованность хотя бы маленькой группы влияет на общий дух школы больше, чем принято об этом думать. Я привык спрашивать, входя в новое для меня здание школы: Ничего дельного провести в школе. Целый ряд интересных начинаний может быть предпринят, но они никогда не будут прочны.

С дру- гой стороны, скромные силы участников коллектива, хотя бы очень незначительного, при согласованности своих усилий и при незначительности средств могут сделать огромную и влиятельную работу.

Но учитель не должен быть одинок. Ему нужно прий- ти на помощь. Подготовка учителя в руках учительства. Следовало бы установить правило, что дело подготовки учителя находится в руках учительства. Нечего брать корм из чужих рук. Все и без того напряженно чувствуют свои недостатки.

Я думаю, трудно найти учителя, который в настоящее время не сознавал бы своей великой ответ- ственности перед собой, перед своим делом, перед деть- ми. Следует, наконец, думать как можно более серьезно об организации не политической, не профессиональной, защищающей материальные интересы, а об организации педагогической работы, о создании организующих ее центров.

Это я представляю себе таким образом. Нужно повсеместное устрой- ство педагогических выставок, но не лучших, часто сом- нительных образцов педагогического дела, а своих мате-1 42 риалов, своей работы, надлежащим образом по извест- ному методу составленных.

В такую основу местной постоянной выставки может лечь систематически подо- бранная работа какой-либо школы, внешкольной работы, детского сада, детской колонии, вокруг которой уже сложилось достаточно спаявшаяся группа. Затем при такой выставке — собрании живых человеческих доку- ментов— образуются кружки, группы учителей, анализи- рующих свою работу и сопоставляющих ее с чужими. При выставке организуются эпизодические лекции и доклады и семинарии по педагогическим вопросам. Выставка находится в тесной связи с реальным делом — я разумею опытную трудовую школу, хорошо обставлен- ную и имеющую подготовленный персонал.

При выставке должно быть справочное бюро местной работы и библиотека. Она должна быть свободна для посещений. В дальнейшем выясняются и те формы кур- сов, которые должны развиться рядом с выставкой. Самой лучшей я считаю курсы-ферму, где учителя могут работать сами в разных отраслях хозяйства, физического труда и педагогических навыков, все время обрабатывать их для практического применения в школе. Физическому образованию, как говорил покойный Лесгафт, должно быть отведено значительное место.

Словом, чтобы иметь возможность создавать трудовую школу, учительство должно само пройти. Реформа школы через реформу учителя. Путь к ре- форме школы идет через реформу учителя.

Учитель в работе своей должен сам почувствовать вместе со свои- ми товарищами те элементы, из которых складывается новая школа: Повторю в заключение, что я говорю только об осу- ществимых вещах на основании личного опыта, неодно- кратно проверенного.

Я намеренно сгруппировал все трудности, которые стоят на нашем пути. Не знаю одного, и никто не знает, укоренятся ли новые идеи в нашей жизни на нашей памяти, войдем ли мы в эту землю обе- тованную. Я знаю только то, что если мы сами многого не сделаем, то передадим хорошее наследство нашим преемникам. Нас захватила всемирная война; она захва- тила нас стихийно Но есть надежда на хорошую рабо- ту, и она может осуществиться нашим учительством — наиболее демократическим, простым по складу и [наибо- лее] свежим из всего мирового учительства.

  • Репринцева Е. А. Педагогика игры: теория, история, практика. — 2005
  • Прочее - уроки, тесты, презентации, конспекты 1 класс
  • Шацкий С. Т. Педагогические сочинения. Т. 2. — 1964

Когда же, как не теперь, работать? А препятствия,— очевидно, таков закон природы — всегда были и. Обыкновенно же детские учреждения организуются на основе тех требований, ко- торые предъявляют к детям общество и государство, не считаясь с требованиями ребенка. Можно доказать, что идея детского клуба гораздо шире и глубже идеи клуба взрослых. Зародыш идеи детского клуба лежит в свободных дет- ских организациях, причиняющих часто огромное беспо- койство взрослым.

Это уличные, дачные, деревенские, фабричные, свободные детские организации. Они возни- кают благодаря могучему социальному инстинкту и хо- роши тем, что они свободны, подвижны, находятся в близком соприкосновении с жизнью и разнообразны.

Детские клубы помогают детям организовываться, так как уличные организации хотя и хороши своей сво- бодой, подвижностью и разнообразием, но отрицатель- ные их стороны — в преобладании внешнего подражания действиям взрослых, в беспорядочности, в огромном воз- буждении, связанном с жаждой все нового и нового удовлетворения. Все эти организации основаны на желании играть в жизнь взрослых, и дети живут тем подражательным материалом, который поступает в их душу.

Таким образом, они проходят свою общественную школу приспособления, обрабатывая этот материал по- детски, в игре, но само содержание игры — взрослое.

Последнее их уводит от детской жизни, например воровство, банда — содержание взято из жизни взрослого. Чтобы выявить начало этих организаций, нужно очень серьезно изучать детскую улицу детей на улице и взять от этого изучения все ценное, что сложилось в этих многочисленных, быстро создающихся и быстро распадающихся организациях.

Для освещения вопроса много может дать литературный материал биографиче- ского характера: Диккенс, Марк Твен, Горький, Толстой. Затем огромную ценность представляют личные воспоми- нания о детской жизни каждого взрослого. Материал о детских организациях очень большой, и его необходимо знать, чтобы познакомиться с историей развития клубов.

Так как наша основная идея — создать центр, кото- рый удовлетворял бы детским требованиям, строя все на изучении детей, нужна большая работа, чтоб установить те основы, которые надо вложить в создание этого дела. В наших школах дело не построено на основах дет- ских потребностей, так как принцип школы — в наимень- шее время дать наибольшее количество знаний.

Этот же утилитаризм мы видим во всех подготовительных груп- пах, где главная цель — подготовить, выдержать экзамен.

знакомство с библиотекой цели зад

Вот этой ошибки и не следует допускать в свободной внешкольной работе, которая должна быть построена на изучении детских инстинктов, характера, трудоспособно- сти и желаний.

Изучение свободных детских организаций приводит к мысли, что они возникают в силу необходи- мой потребности учиться жить, приспосабли- ваться к жизни. У детей есть свой аппарат, с по- мощью которого они по-своему обрабатывают эти при- способительные знания и опыты. Если бы [ребенок] это- го не делал, он умер. Эту потребность учиться жизни можно сравнить с серьезной потребностью исследовать у ученого.

Отсюда можно сделать вывод: Но в то же самое время подлинно детскому дол- жно быть отведено настоящее место. Могучее влияние улицы потому так велико, что это среда, в которой 46 живут дети. Такую же среду, создаваемую усилиями де- тей, должен создавать клуб.

В силу этого клуб должен быть живым, гибким, беспрограммным и лица, работа- ющие в клубе, должны отличаться подвижностью ори- ентировки. То, что у детей есть неодолимая потребность учиться жить, обязывает ко внесению живой жизни в дело детского клуба. Детская жизнь есть игра инстинк- тов, и поэтому необходимо для лиц, ведущих работу детского клуба, понимание тех инстинктов, из которых складывается детская жизнь.

Инстинкты исследования, подражания очень сильно руководят детской жизнью. Эти инстинкты пропадают с течением времени благодаря нашему воспитанию.

Мы серьезно над этим не задумываемся и благодаря этому не пользуемся этим богатым наследством и Способ- ности атрофируются. Таким образом, в основу нашей работы должно быть положено изучение у детей инстинктов исследования, инстинкта работы и движения, инстинкта выявления себя и инстинкта подражательности. Материалом для этого изучения может служить литература, личные воспоми- нания, наблюдения и исследования.

И метод работы должен быть тот же, что и у детей. Мы должны упраж- няться, постепенно втягиваться в эту работу, скопивший- ся материал подвергать анализу, а в результате — по- знать детей.

Для пущей наглядности режиссер вставляет в фильм другую сюжетную линию, где уже он сам беседует по скайпу с капитаном, чей корабль, перевозящий коллекцию произведений искусства, попал в шторм. Теперь нужно решить, выбросить ли скульптуры с картинами за борт, чтобы спасти пассажиров, или плыть дальше, рискуя гибелью сразу и людей, и ценных экспонатов. У Сокурова, чья родная деревня Подорвиха была затоплена из-за появления Иркутской ГЭС, интересные отношения с водной стихией, однако все эти метафоры, как выясняется, имеют прямое отношение к современной действительности: Поэтому решать, что и кого спасать, а также какую цену можно за это заплатить, нужно именно нам и именно.

У Андрея Сергеевича явно наступила вторая если не третья или четвертая молодость: Картина, впрочем, действительно не совсем обычная: Мужчины откровенно симпатизируют героине Юлии Высоцкий и даже порываются ее спасти: Усатый жандарм, похожий на Мегрэ, — мирный обыватель, любящий жену, сына и вислоухую собаку.

Немецкий офицер — аристократ и интеллигент, изучавший Чехова. Однако и тот, и другой становятся на сторону зла, и Кончаловский пытается понять, чем же оно так привлекательно для людей, мечтающих, в общем, построить рай на земле. И почему русская аристократка, распущенная и взбалмошная, не поддается этому соблазну, выбирая рай небесный.

Вопросы по-прежнему актуальные — как бы мы ни называли эти идеальные миры. Парикмахерша блудит, хирург, делающий ей аборты, совсем забыл о своем парализованном отце, фокусник пилит живых людей настоящей пилой.

Он будет не столько карать, сколько рассказывать грешникам нравоучительные истории и взывать к их совести, но и этого хватит, чтобы в городе стало по-настоящему страшно.